Гелий Радонов

СМАЛЬТА

ЭТЮДЫ НА ПЛЭНЕРЕ

Рассудово– Василисино, 2001

Содержание

1. Туфельки
2. Москва, дочке
3. Плохая специальность
4. Постепенные реформы
5. Суть и название
6. Свободу людоедам!
7. Жил был поп
8. Физик и маркиза
9. Оскорбление личности
10. Сказать правду?
11. Структурная лингвистика
12. Новые города
13. Куплю печку!
14. Восьмой ребенок
15. Дурной сон
16. Доверчивость
17. Интеллигент
18. Объективные законы
19. Арык
20. Обсерватория
21. Кладбище Мечты
22. Тяжкий труд теоретика
23. Секс богов
24. Жертвоприношение
25. Неудовлетворенность
26. Обрезание
27. Шлягер
28. Джордано Бруно
29. Защитники России
30 Рассказ – чемпион
31. Образ
32. Тосты
Не повторять, но повторяться!
Девиз

1. Туфельки

Думала в Сочи отдохну, но не вышло. Уже год спать не могу. Каждую ночь Маша снится. Мы с ней на Кольском руднике работали. Из поселка в карьер пешком ходили. И был там один шофер, веселый и бесшабашный. Шутка у него была такая - давить девчат бензовозом. То грязью обрызгает, то в лужу загонит. Мы визжим, а он доволен. Ну вот. Шли мы с Машей однажды утром, а навстречу Ваня и на полном ходу на нас. Загнал меня на сопку. Маша тоже отскочила, но обернулась и что-то закричала. Шланг от бензовоза ее зацепил и под колеса. Тормознул, вышел. Я ему: “Идиот! Кретин! Что ты наделал?!”. Достали мы ее, посадили в кабину, отвезли в поселок. Да что? Она уже не дышит. Схоронили в Мурманске. А дело замяли. Автоколонна была коммунистического труда, и вообще многим грозили неприятности. На суде только я и выступала. Никто связываться не хотел. Его оправдали.
И вот теперь каждую ночь она мне снится. Садится в гробу и говорит: “Зачем не одели вы мне коричневые туфельки? Мне так их хотелось!”
А мы надели ее лучшие туфли по 30 рублей. Коричневые – те за 15. Но, видно, они ей больше нравились. Мне не сказала. На Севере знаете как: дождь, снег. Тем более - весной. Она их почти не носила, вот я и не знала. Вообще-то я в морг обе пары принесла: какие подойдут. Ну и одели черные. Я ведь не знала, что они ей меньше нравятся.
И вот она мне каждую ночь снится.
Я уж эти туфли ее родителям в Мурманск отослала – пусть на могилку положат.
Не помогло.
Каждую ночь снится

2. Москва, дочке

Москва, Люсиновская улица, Лиде
Письмо из города Льгова Курской области.
Здраствуйте доч Лида и зять Володя и внучичка Наташа катораю я ищо ниведал. Разрешите Вас поздравить сновым Годом сновым счястьям и самое главное сновым хорошым здоровьем. Лида я ждал от вас хотябы написалабы нам письмо. Но я не мог дождаться. Я прошу вас с Володей приедте к нам во Льгов в гости к Новому Году. Мы теперь живем здесь в городе Льгове. Мой дом рядом с вакзалом.
Дочичка Лида я низнаю почему ты нанас абидилась и миня нипризнаешь за отца. Я нивчом нивяноват что нашы жызня так создалась что тибя забрала тетя Шура и так внушила тибе чтобы звала миня дядя а ни папа. Я приезжал к вам Москву и хател тибя забрать, но Шура рассоветовала. Говорит люди едуть в Город а ты бирешь в деревню. Мне тебя жаль, что выросла у тети Шуры. Когда балела твоя мама, она все это говорила чтобы я отдал тебя тети Шуре. Было очень трудно жить нам одним без матери.
Доч Лида я ищо работаю стал уже старый напенсии. Мне 69 лет скоро умерать. Приятно мне с вами повидаться. Мы вас встретим и проводим.
Привет зятю Володе и внучечке Наташы и теты Шуры.
Жду отвас ответа.
Перепелкин, Иван Фомич

3. Плохая специальность

Я гостил на даче у знакомого. В одной из комнат местный мужик складывал печь. Мы разговорились. "Я профессор из Москвы, радиохимик". Мужик некоторое время обдумывал ситуацию, потом сказал, вздохнув: "Да, плохо в наше время без специальности!"

4. Постепенные реформы

После развала соц. лагеря все бросились в перестройку. Но каждый выгребал, как мог. Некоторые страны сразу перестроились, другие (чтобы, не дай бог, не вызвать народные бунты и не расстроить коммунистических функционеров) растянули удовольствие на десятилетия.
Здесь возможна аналогия.
Представим себе, что дурное правительство одной страны или одно правительство дурной страны (выбирайте сами) приняло решение на переход с левостороннего на правостороннее движение автотранспорта. Но, опасаясь мощной оппозиции, стала действовать постепенно: в первые месяцы правостороннее движение было введено только для грузовиков и автобусов.
Эффект потрясающий!
Именно такой у нас и вышел...

5. Суть и название

Философский вопрос: меняется ли суть вещи от ее названия? Или судьба человека от того, на каком языке значима записанная в паспорте фамилия?
Возьмем пары: Кузнецов-Шмит, Сапожников-Шумахер, Абрамов-Абрамович, Ключевской-Бекман. И так далее...
Ну а теперь паре близнецов присваиваем одну фамилию, но одному значимую на одном языке, другому - на другом. И выпускаем жить в Россию. Будет ли отличаться их судьба и, если будет, то чем?

6. Свободу людоедам!

Некоторые полагают, что такие понятия, как свобода, равенство, братство (ну и демократия в купе с либерализмом, естественно) имеют абсолютное значение и могут быть внедрены в любое общество. Но что такое свобода в обществе людоедов, как не свобода кушать ближнего с удвоенной энергией?!

7. Жил был поп

Клязьминский поп Никон был забойный мужик. Голосом стаканы бил. Как дьякон у Толстого. Интересно, что тонкие круглые не колются, а толстые, граненные – запросто. Берет в руку и басит, как в микрофон: - Господи помилуй!
Негромко вроде, а стакана нет.
Бывало стою с отцом в церкви на поминках, держу в руке свечу, воск стекает, руку жжет. Поп, шествуя мимо, не прекращая службы:
- Свечу наклонииииии
Хор вторит. Служка шепотом:
- Покойник распух, крышка не закрывается!
Поп во весь могучий голос:
- Хуууй сыым!
Хор:
- Аллилуйя! Аллилуйя!
Выпить тоже не дурак. Однажды перебрал, упал в могилу и лежит. Бабы сверху
- Вылезай, батюшка!
А из могилки:
- Ему не к спеху, а я отдохну.

8. Физик и маркиза

Одним духом она проскочила ворота, мощенный булыжником двор, где ей подмигнул веселый по случаю субботы Бог и кивнул Клязьминский придурок Игнат, школьный подъезд, сумрачный коридор и, открыв дверь класса, провозгласила:
- Я - Инесса Оливье, маркиза де Морильо, де Гранада Сольвадор! На колени!
Тут в шкафу что-то зашуршало, треснуло, шваркнуло и вывалилось. Раздался глухой стук, блеснула лысина. Пред ней, пав ниц, распростерся учитель физики.
- Ой! - пискнула Ленка, - я не Вам!

9. Оскорбление личности

Работали мы монтажниками и гоняли нас по всей стране. Холод в теплушках страшный. Все в куцых телогрейках маются, один Начальник в тулупе до пят. Ребята тертые попались, решили подшутить. На остановке Начальник по большой нужде под вагон лезет. Только кончил, как ребята шахтеркой, раз!, и выкинули все, что он наделал. Начальник вылезает и, естественно, на результат смотрит. А его нету. Он туда-сюда. Нет! Полы тулупа поднимает, осматривает тщательно. Ничего нет.
Ребята по всей дороге предупредили, и розыгрыш продолжался. На станции все бегут греться. Ну и Начальник, конечно. Только войдет, кто-то носом тянет: "Граждане! Что-то не то! Откуда вонью пахнуло? Начальник тихо выходит, вновь тулуп осматривает. Замерз окончательно, озлился. Даже в суд подал. Судья признал нас виновными и оштрафовал.
По статье: за оскорбление личности...

10. Сказать правду?

Я как-то в театр попал. Он сам к нам приехал. В Старые Черемушки. Стоим мы раз на остановке. Той, что между керамическим заводом и реактором. Ну, рядом с институтом по глистам. Поддали, естественно. Соображаем: по домам, или еще по маленькой? А трамваи полные, трезвым не влезть. Смотрим: изредка из них вываливают кадры. Одни телки в штанах, метут грязь клешами, другие - в пальто до пят. На прорезь смотришь: что там? А там сапоги выше колен и более ничего, пиписька прикрыта и ладно. Выйдут, оглянутся и на завод к клубу тянутся. "Эге! - говорит Вася, - Иностранцы!" Мы за ними. Они в клуб и мы туда. Билеты купили, все чин чином. Разделись, по фойе гуляем. Там лозунг: "Искусство принадлежит народу". Ну: конечно, и я - народ, и они - народ и даже Вася, хоть он и слесарь, все равно - народ. А народ (тот, что фойе заполнил) частично уже в уголке скопился вокруг хипового Ломоносова с гитарой. Поют (по-русски, между прочим). А песни все хорошие: про тайгу, тундру, горы. Как с их помощью из подонков людей делать. Что-то типа:
"Люди идут по свету
Им вроде немного надо
Была бы крепка палатка
Да был бы не скучен путь"
- Была бы квартирка лучше! - пропел Васька, как всегда все опошлив.
Не для него народное искусство...
А народу все прибывает и прибывает. И что удивительно: все друг друга знают. Как на семейном вечере. Нам (хоть мы и тутошние) даже как-то неуютно стало: не с кем словом перекинуться, буфета нет, с собой не взяли. Ходим - плакаты смотрим. "Свободу Чили!"
- Во! - сказал Васька, - и меня Гондурас беспокоит. Чили - это где?
Если в Австралии, то там завсегда со свободой плохо.
Наконец, народ в зал потянулся. Рассаживается, стульями хлопает. Передние газетками для друзей позанимали. Ну да ничего, нам очков не надо. Кое-как устроились сзади (стулья тут скрипучие, шевельнуться нельзя), сцену рассматриваем. Занавеса нет. Новаторство! По краям кресты прибиты, на них пиджак наброшен. Символ, конечно. Кого-то распяли.
Действие началось само собой. Подождав, пока отпоют девицы, появился Сам: парень с брюхом и лысиной на темечке.
- Сказать правду? - кинул он в зал. Зал испуганно заерзал.
- Сказать и умереть... И пошел. Монолог минут на тридцать. Все как-то слилось, только угрозы ляпнуть правду и выделялись.
А Вася оживился: - Давай! - шепчет, давай, Лохматый, скажи им правду. Пусть знают, иностранцы - засранцы. Врежь, как следует, по-рабочему. Разгулялись дармоеды.
Но Лохматый свалил, появились девицы, одна - в роли мужчины, зато другая - в купальнике. Они швырялись тарелками и в кого попадали - тот начинал говорить. Впрочем, часто промахивались. И пошло и поехало. Что-то из французско-японской жизни. Точно не скажу: не понял. Действие нарастало, актеры входили в раж. Один так хрястнул топором по полу, что потом вдвоем выдирали обратно. Дюжие мужики громоздили огромные кубы, изредка роняя их в зал. Хорошо - мы в двадцатом ряду сидели - нас не достали.
- Во дают, во дают! - восхищался Вася, буйно сопереживая. На него шикали, одергивали
- Здесь не хлопают, - увещевали его по-хорошему.
Но куда там! И когда здоровенный детина в кирзе сиганул на рояль, пробежался по клавиатуре и заплясал канкан на крышке, Вася потерял контроль.
- Браво! Браво! Бис!! - голос его затих в фойе, куда отволокли его энергичные зрители.
А действие развивалось. Вот тапер жалеет, что жизни не вышло, а профессор, что - удалась. Жаль того и другого. Куда ни кинь, всюду клин. Актеры старались. Было видно, но не слышно, а если слышно, то невнятно, а если внятно, то непонятно.
- Какой энтузиазм, - шептал сидевший передо мной очкарик, - настоящая СИСТЕМА.
- Причем здесь Станиславский? Это Брехт! Видите - маски!
Действительно, Лохматый уже намазался чем-то белым и снова надирался: Сказать правду?
Его не слушали.
Он закатил монолог, блистая пыльным задом.
- Какая пластика!- шептали вокруг.
Тут он уронил котлету, поднял, повертел и бросил обратно в кастрюлю. Зал задрожал, пронизанный символизмом. Монолог продолжался. Пляска света отбрасывала чудовищные тени. Это один из осветителей - пигалица - пыталась повернуть прожектор. Ее коллега светил и на сцену и себе на текст роли. Универсал! - Сказать правду? - все приставал Лохматый.
Но он уже был не один - появились феи. Сначала одна, потом другая, третья. Наконец, одна плюхнулась поперек сцены и закатила истерику. Пыль столбом.
- Ну, сейчас встанет, вот видок будет! - затаил я дыхание.
Встала и ничего. Ни одной пылинки. Вот, что значит владеть телом! Ее окружили ведьмы. Они что-то кричали, мяукали, а порой сладострастно визжали. Примадонна завертелась в снежной вьюге. Девицы с вениками двинулись на нее, искренне желая сбросить со сцены.
Под хороший апрельский вальс покидали мы клуб. Кто хлопал в ладоши, кто убирал аппаратуру, кто скидывался по рублику (кто - на пьянку, кто - в пользу Чили), а я медленно пробирался к выходу. Так и не сказал Лохматый правду!

11. Структурная лингвистика

Филологическая проблема: известно, что испанское ХОДИДО переводится, как разъебай. А как перевести на русский более широко распространенный ГРАН ХОДИДО? Можно ли в живой русской речи пользоваться определением большой гранходидо??

12. Новые города

Возможен ли в России город Рабинович, с площадью Бермана и с памятником Фишилевичу на ней?

13. Куплю печку!

Одно время мы работали в Клязьме. Как-то смотрим - объявление: Продаем участок и дом с печкой. Кастыль начертал на нем: Куплю печку. Объявление сняли, но потом повесили снова. С тем же текстом. Кастыль вновь подтвердил свое предложение. Так они игрались с месяц. Наконец, появилось объявление: Продам дом. - А печку?? - написал Кастыль.

14. Восьмой ребенок

Неля - это разговор особый! Нелька - она из интересной семьи. Ее родители - старые большевики. У них как получилось? Сначала они вместе воевали в 19-ом году. Потом пораскидала их гражданская. Прошли годы и через 20 лет они встретились в Москве на каком-то юбилее. У него уже было четыре сына, у нее - три дочери. Они сразу сошлись, бросили своих супругов, забрали дочерей, так что никого не утрудили, и уехали в Нижний жить вместе. А Нелька - их восьмой, единственно общий ребенок. Самый любимый, естественно. Живут в хрущевской трехкомнатной квартире. Ничего, помещаются.
Воспитанием Нели они мало занимались. Некогда. Все время - на общественной работе.

15. Дурной сон

Ой, девочки, какой мне сон приснился! Будто в гости пришла Светка Соловьева и гуляет по комнате вся голая, а мой мужик ее ласкает. Проснулась и ну Петьку дубасить! Тот со сна ворчит: "Дура! Какой же мужик от бабы откажется?!"
Вдрызг разругались. Надо же, сволочь какая!

16. Доверчивость

Бывало идем с родителями по лесу. Канючу: "Мам! Посидим, я устала! А она мне: "Мы с папой медленно идем, беги вперед, сиди там, пока мы подойдем, вот и отдохнешь". И я, как угорелая, бежала вперед.
С тех пор так и бегаю: меня легко провести. Доверчивая я.

17. Интеллигент

Из нашего общежития девочки постепенно переселяются в собственные квартиры. Однако много еще осталось. Вася как-то болезненно это переживал. Однажды он пришел и начал расхваливать своего приятеля. Какой он интеллигентный, обаятельный и умный.
- Приводи, - согласились мы.
На восьмое марта Вася привел Интеллигента. Метр с кепкой. И с ранней лысиной. Двух слов связать не может, но что пошляк - сразу видно. Он последовательно стал приставать к каждой из нас. Я его как-то лениво отшила. Он занялся Машей - девушкой спокойной и невозмутимой. Танцуют они, танцуют. Он ей что-то шепчет на ушко. Вдруг Маша остановилась, взяла Интеллигента за руку и повела к двери. Поставила уже изрядно поддавшего товарища на порог, раскрыла дверь, чуть отошла, высоко задрала свою длинную праздничную юбку и ударом под зад вышвырнула из квартиры.
На лестнице раздался звон костей.
Вася сильно огорчился.
- Дуры вы закостенелые, - сказал он и ушел, хлопнув дверью.

18. Объективные законы

В искусстве законы более жесткие, чем в науке. Отклонения в законе, скажем, Ома всегда найти можно. Нет проблем! А законы гармонии не знают исключений.
Основной закон гармонии: кончай, чем начал. Если, скажем, в музыке твоей первой оказалась нота «ре», то и кончить ты должен на ноте «ре». В середине – пиши, что хочешь, хоть вальс, хоть марш хоть симфонию, но кончишь на ноте «ре»! Тут нет свободы
… Вот так и в жизни: кончай, чем начал.
Рондо, называется.

19. Арык

В Москве еще была зима, а в Алма-Ате цвели вишни, журчали ручьи. Тепло! Женщины одеты в легкие платья. Вот мать и дочь приоделись, и спешат в театр. На девочке широкое с оборками платье, на голове – огромный бант. На минуту она задержалась. По полноводному, но узкому арыку, заключенному в бетонное ложе, плыл спущенный с горы кораблик под парусами. Девочка остановилась и наклонилась в попытке поймать его. Однако поскользнулась и рухнула в арык. Поток подхватил ее и понес вперед ногами. Я бросился следом. С трудом, но догнал и выхватил из воды.
Жалкое зрелище! В грязи, в тине, платье обвисло, бант потерялся. На полных парах к нам стремилась вся в ярости мамаша.
Как все же быстро и необратимо гибнут наши мечты!

20. Обсерватория

Чуть слышно шумел мотор и щель в куполе медленно сканировала небо. Собственно, смотреть было не на что. Плотные тучи низко повисли над городом. Для ноября было слишком холодно, но уходить не хотелось. Сейчас только здесь можно укрыться от праздничного банкета. Тишина располагала на философский лад.
Отсюда, с Ленинских гор хорошо видна огромная чаша Москвы. Беспредельное пространство азиатского города, поразившее некогда Наполеона, было, несмотря на праздник, почти черно. Светились только ленты проспектов, да коробки повышенной этажности. Купол повернулся еще на некоторый угол, и в черном его просвете засветились звезды Кремля.
Пятьдесят лет назад, почти с этого же места, в полевой бинокль рассматривал двуглавые орлы Штернберг. В утренней дымке они смотрелись призрачно и нереально. Недолго им осталось висеть. Приближался тот момент, к которому так долго готовились и о котором столько мечтали в тюрьмах, да ссылках. Династия Романовых кончилась, но дворянские, купеческие сынки, да буржуи-юнкера – все эти заносчивые бездари – пытались удержать власть. Врешь! Не видать вам ее. Народ поднялся, теперь все, теперь топитесь в море, господа хорошие. Пусть мои друзья-коллеги, интеллигенты паршивые, «дерьмо нации», сидят по служебным квартирам и морщатся брезгливо. Если так пойдет, то, пожалуй, профессора, все эти крысы науки, далекие от жизни, не будут подавать руки. Черт с ними! Применим наши знания в политике. Интеллигенция поможет народу.
Красногвардейцы заканчивали возню с пушками. Небольшие полосатые орудия, казалось, сами готовы спрыгнуть с крутого откоса в город. Несложные расчеты (не даром он астроном-математик). Пора. Огонь! Разрывы заклубились на территории Кремля. Осколки кирпичей брызнули в разные стороны, поражая защитников. Закачалась Спасская башня. Куранты в последний раз пропели «Боже царя храни» и вылетели с насиженного места. Пли! Кремль, творение Ивана III, итальянских зодчих и бесчисленных поколений россиян превращался в груду развалин.
На другом конце города, с Лефортовской колокольни, за Кремлем следил мой отец. Он хорошо видел, как маленькие фигурки, перебегая, приближались к Никольским воротам. Очевидно, Кремль долго не продержится. Он, несомненно падет, восставшие ворвутся во внутрь, тогда можно будет дать залп. Стволы тяжелых крепостных орудий, смотрели в небо. Батарея готова к бою и ждет команды. Его команды. Один залп и не будет ни Кремля, ни Московской Думы, ни дворянского собранья. Лишь храм Христа Спасителя, возможно, устоит. Один залп и с большевиками покончено. Сейчас защищает Кремль Сергей Краснов, с которым проучились все годы в одной группе, Дмитрий Мещерский, с котором два года воевали и только что вернулись с фронта отдохнуть. Да и остальные – один к одному, дворяне, цвет нации. Им всем конец. Но взбунтовавшаяся чернь, ослепленная дурными посулами, дорого заплатит. Открыть фронт немцам, сдать Россию, кухарку – к власти?!! Ну, нет! Посмотрим кто кого. Страшен русский бунт, но и конец его известен.
По полевому телефону требовали координат. Барон Бекман тщательно осматривал город, выбирая объект для каждого орудия. Прекрасный город лежал перед ним. Баррикады, дымки оружейной стрельбы, разрывы снарядов и даже отдельные пожары не затронули этой красоты. Безумные варвары и немецкие диверсанты смогли поднять руку на этот город. Лупят из своих рахитичных пущенок. Один снаряд и их не станет. Место очистится. Один сюда, один туда. Как мало и как много!
Что делать, если он родился и вырос в этой застывшей музыке? Если ходил по этим переулкам в гимназию, целовался с подружкой на колокольне Ивана Великого, митинговал на Моховой. И теперь самому разрушить этот мир? Превратить в пыль крепостные стены, белокаменные соборы, фрески Рублева, спалить книги-рукописи и много, много еще чего?
Медленно, понуро спускался он по винтовой лестнице. Лезли в голову тяжелые мысли о бегстве, вечном страхе, о жалком существовании мелкого служащего. Жить еще долго, но жизнь кончилась тотчас, как не дал команды: “Пли!” Короткой команды.
Портрет Штернберга, висевший на стене Института его имени, чуть иронически улыбался. Казалось, он слышал слова, сказанные мне состарившимся отцом: Войны, революции приходят и уходят, жизнь слабо, но меняется, лишь овеществленный гений человека остается неизменным.

21. Кладбище Мечты

Так получилось, что я часто бывал в командировках. В том числе, в таких городах и населенных пунктах, как Маркс, Энгельс, Мечта, Милая. Эти названия всегда были у нас предметом шуток.
- Привет марксистам, - говорили мы, встретив жителя города Маркса. Или:
- Здорово, мечтатели – это уже в поселке Мечта.
Много было у меня друзей в этих городах. Увы, часть их теперь перебралась на кладбища, где я их и посещаю. Марксистское кладбище, милое кладбище и т.п.
А сам думаю «Хорошо быть похороненным на кладбище Мечты!»

22. Тяжкий труд теоретика

Говорят: «Работать, не рассуждая, легче, чем работать и рассуждать». Согласен. Многие занимаются наукой, не затрудняя себя рассуждениями. Главное – факты.
Работать и рассуждать, естественно, труднее. Теоретик и экспериментатор редко совмещаются в одном лице. Вопрос: что труднее - работать, не рассуждая, или рассуждать, не работая?! Мой опыт доказал – второе труднее. Причем намного. Не даром теоретики практически всегда – мужики, причем здоровые мужики – альпинисты да водолазы.

23. Секс богов

Когда читаешь религиозные мифы, то задаешься вопросом: почему всемогущие боги занимались с земными дамами сексом в каком угодно виде, но только не в виде нормального мужика? Бог-Отец явился в Деве Марии в виде Святого Духа. Не хотел нарушать ее девственность? Но что от нее останется после родов?! Боялся ревности Иосифа? Хотел доставить даме приятное ? Индийская царица Майя, долгое время остававшаяся бездетной, зачала, увидев во сне белого слона, который вошел в ее чрево. Рожденный ею принц Сиддхарта в возрасте семи лет заметил птицу, схватившую земляного червя. «Увы, неужели все живые существа убивают друг друга?» – подумал принц. С этого момента началось его духовное просвещение и превращение в Будду. Прекрасно! Именно так и становятся экологами. Но почему Майе приснился слон, а не прекрасный юноша. Откуда эти фантазии со слоном во влагалище?! Неутомимый Зевс являлся дамам в облике то быка, то лебедя, то золотого дождя. Ему что – трудно было принять облик Геракла или какого другого мужика? Он сам был извращенцем, или удовлетворял девичьи мечты? Ну, положим, в плане добычи подруги и ее умыкания в этом какой-то смысл есть. Так к Данайе в виде дождя он явился правильно, иначе в ее медную башню не проникнешь. Но зачем в виде золотых монет, а не как вода родниковая? Что это за новации в сексе?! Даме, однако, понравилось, родила Персея, который потом укокошил собственного дедушку, аргосского царя Акрисия. По нечаянности, правда. Под видом быка было удобнее плыть с Европой на Крит? Допустим! Но когда дело дошло до постели, почему он не стал человеком? Ведь в результате все равно человек родился – Минос – царь Кноса, создатель могущественной морской державы. Этот Минос – легендарный правитель, первый на Крите законодатель и что? Жена его вступила в половую связь со священным быком бога Посейдона (коровой себя почувствовала ?) и родила Минотавра. Минос не растерялся, заключил этого полубыка-получеловека в лабиринт и обязал Афины доставлять для его кормления по семь девушек и юношей (этот полубык – хищником оказался?). Так это и продолжалось пока Тесей не убил Минотавра. Но зачем Зевс явился к законной жене спартанского царе Тиндарея в виде Лебедя? И почему Леда не возражала, а родила затем Елену? Ту самую Прекрасную Елену – жену юного царя Спарты Менелая, которую похитил Парис (наконец, нашелся кто-то в мужском обличье !), из-за чего и началась Троянская война.
Дальше всех пошел скандинавский бог Локи, который, превратившись в кобылу, сам себе родил замечательного жеребца!
А почему героев вскармливают грудным молоком не родившие их матери, а черте кто? Зевса – коза, Ромула и Рема – волчица. Лучшим воспитателем детей стал кентавр Херон. На эти вопросы наши философы отвечают: все просто, тотемная стадия развития, культ природы, мифологическая эволюция божеств. Вот и вполне человекообразным богам приходилось – явная дань тотеизму – превращаться в животных, чтобы зачать полубога или героя. То есть жрецы, древние философы и поэты шли на всякие выдумки, чтобы совместить духовный мир человека с окружающей его природной средой. А не слишком ли много берут на себя эти толкователи в своем мужском эгоизме? Не являются ли все эти мифы просто облагороженной мечтой женщин о зверином или нестандартном сексе? О сексе - без границ и без правил? О сексе на лоне природы и с самой природой? Не говоря уж о сексе с золотом или духом
….

24. Жертвоприношение

Финикийские боги имели свирепый вид и жестокий характер. Они требовали жертв и в этом вопросе не шли ни на какие уступки. Наиболее действенным и надежным средством задобрить богов были человеческие жертвоприношения. И не только каких-то там животных. Жертвовалось то, что всего дороже: первенцы, дети. (Особенно жестокие жертвоприношения детей совершались в честь солнечного божества Мелека, олицетворяющего собою губительный летний зной). При очень большой опасности обыкновенно приносился в жертву член общины, занимающий видное положение. Человеческой жертвой – самым красивым пленником – выражалась благодарность за оказанную помощь. Главным двигателем, заставляющим человека приносить богам человеческие жертвы, является, с одной стороны, чувство зависимости от могущественных и страшных божеств, с другой стороны – чрезвычайная, безграничная преданность божеству.
Но в обычных, некритических ситуациях царствовала идея, что можно искупить свою виновность, принеся вместо жизни часть своего тела. Вместо воина – его член, вместо члена – крайнюю плоть. Сюда же относится обычай обстригать себе в честь богов волосы на голове и приносить их в жертву взамен собственной жизни: по воззрению семитов в волосах сокрыта жизненная сила, так же как в крови – душа. Отсюда – такие обычаи, как бритье головы и обрезанье.
Богов солнца было несколько. Адонис (Адон, т.е. господь) был богом весеннего солнца и богом плодородия. Естественно, он периодически умирал. В культе Адониса лежит любовь чудно-прекрасного юного бога к богине любви, его внезапная смерть и печаль безутешной богини (Астарты) об этой потере. Главным местом совершения культа финикийского Адониса был остров Кипр. Ежегодно в день его смерти (Адон был смертельно ранен кабаном) происходил праздник Адониса, сопровождаемый оргиями в честь его. В знак печали женщины приносили в жертву богине свои волосы и/или свое целомудрие (видно было, что терять, раз такая глобальная жертва!). Плату же, полученную за это от чужеземных посетителей праздника, отдавали в дар богине Астарте. По окончании траура, с радостным торжеством, праздновалось воскресение Адониса. Адон есть весенний бог, который, с исчезновением весенней красы, скоро умирает от действия знойного летнего солнца; кабан и служит олицетворением этого внезапно наступающего летнего зноя, а садики Адониса служат наглядным выражением быстрого увядания.
В тесной связи с культом Адониса находился культ Астарты. Истар-Астарта – богиня чувственной любви, материнства производительной силы и плодородия. (Астральное божество, олицетворение планеты Венера). Имя ее принято толковать, как «Пышная». Символически она изображалась в виде коровы, с полной луной между рогами. Поклонение ей происходило на зеленых холмах и в священных рощах. Служение ей отличалось уникальной безнравственностью (Вот бы поучаствовать!).

25. Неудовлетворенность

В древних религиях главному богу мужчине всегда соответствовала богиня – женщина. Великий дух краснокожих имеет мать и бабушку (признание силы судьбы, господствующей над духами). Финны поклонялись забеременевшей от ветра женщине, и божеству, трущему ее руки и колени. Укко (старик) сидит на небе вместе с женой Аккой. У египетского бога умирающей и воскресающей природы, покровителя и судьи мертвых есть жена (она же – сестра) Исида. У финикийцев наряду с мужским (Баал, он же Адон) почиталось женское божество Баалат, «госпожа» (т.е. Астарта). Мелеку соответствует Милкат, «царица», изображавшиеся то в виде быка и коровы (воспроизводительная сила), то в виде льва и хищной птицы (истребительная сила).
Однако бог иудеев (и Бог-Отец христиан) не имеет жены или какой-либо иной, сопоставимой по силе женщины. Деву Марию никак не отнесешь к его супруге и даже любовницы. Явился к ней раз и всё! У его сына (Бога-человека христиан) то же с дамами как-то туго. Детей вообще нет. В чем здесь дело? Какие символы здесь зашифрованы? Не в этом ли состоит сила и долголетие иудейства и христианства.
У мусульман Аллах имеет трех дочерей: Манат, Аль-лат (мать богов) и Аль-Уцца (утренняя звезда). Да и пророк Магомет – нормальный человек. Не стандартный, конечно, но все же понятен. В возрасте 24-х лет он привлек внимание 40-летнй богатой и благородной вдовы по имени Хадиджа, своей дальней родственницы. Она взяла его в услужение и, несмотря на неодобрение отца, вышла за него замуж. Неравный брак? Нет! Супруги прожили достойную жизнь. Магомет оставался верен своей жене до самой ее смерти и вспоминал о ней с благодарностью и любовью в продолжении всей своей жизни. (Все это не помешало ему жениться на жене его приемного сына, а потом еще взять себе целую дюжину жен).
Но все же он не был Аллахом, а лишь его пророком.
Впрочем, достигнув, благодаря удачной женитьбы, видного положения, Магомет не чувствовал себя духовно удовлетворенным и в уединении стал заниматься религиозными вопросами. Однажды (Магомету тогда было уже 40 лет), когда он по своему обыкновению предавался благочестивым размышлениям в пещере на горе Хире, на него снизошло божественное призвание и он услышал слова: «Читай» (или «Проповедуй» - Магомет сам не умел ни читать, ни писать, и за всю жизнь так и не научился. Он был поэтом, говорил короткими фразами, ритмичной прозой, с изысканной и монотонной рифмой). В сильном волнении вернулся Магомет к своей жене. Он находился в страхе и сомнении, не подпал ли он как-нибудь влиянию злых духов – джинов. Жена успокоила его и он, подвергаясь преследованиям и опасностям, приступил к выполнению своей миссии, не обращая внимания на ее успешность. Магомет вступил на путь прямой проповеди. Скоро его жена, дочери, приемные сыновья и друг Абу-Бекр приняли его учение. Чего нельзя было сказать обо всех остальных. Но Магомет не падал духом

26. Обрезание

Обрезание – обряд удаления крайней плоти полового органа у мальчиков (реже у девочек) – очень древний. Назначение его очевидно: замена жертвоприношения богам, составная часть инициации. Для здоровья и плодовитости, говорят, полезно. Не даром, еще недавно в США повально обрезали всех мальчиков. В настоящее время обрезание сохранилось в ритуале иудаизма и ислама.
Но что интересно! Ритуалы обрезания у разных народов проводятся в разном возрасте и разными способами. Евреи обрезают младенцев (на восьмой день), а арабы – мальчиков 7-10 лет. Поэтому, по виду члена легко различить еврея, араба, американца или представителя какой-либо иной общины.
Так вот, когда испанцы проникли в Мексику, они обнаружили, что все мужчины-ацтеки – обрезаны. Но не просто обрезаны, а точно (вплоть до мельчайших нюансов), как евреи.
Правильно поют антисемиты: «Евреи, евреи, везде одни евреи».

27. Шлягер

Всегда хочется сотворить нетленку. Что-то типа «Войны и мира», Героической симфонии, Последнего дня Помпеи или открытия радиоактивности. Это – вершины. Но на вершины хорошо смотреть издали, жить при них не уютно. Часто ли вы напеваете куски симфоний, или что-то подобное? Сосчитайте песни, в которых Вы знаете три куплета. Две-три набралось? Это хорошо! А вот какую песню Вы в силах спеть целиком, с начала до конца, и не только Вы сами, но и ваши дедушка-бабушка, внучка-правнучка и все приятели-подруги, буквально все россияне, без исключения? Не знаете?!
Знаете! Это – «В лесу родилась елочка». А! Вспомнили? То-то и оно...
… Гениальный примитив! Примитив (ни в музыке, ни в тексте ничего ценного нет), но гениальный (знают же все поголовно, значит, чем-то цепляет). Гениальный, но примитив.
Кто дал русскому народу его песню? Иван Иванович Иванов из Владимира? Нет! Леонид Карлович Бекман (мой двоюродный дед, между прочим), немец, инженер, кандидат естественных наук. То, что немец запел про елку, понятно: украшение ели на Новый Год к нам пришло из Германии. Немецкий языческий обычай. Но как он нашел мелодию России? Чем вмастил скивскуму менталитету незатейливой песенкой? Ей 90 лет, а кажется – была всегда. И будет всегда, ибо бессмертна. Это сразу понял Рахманинов («Почему Вы так мало пишете», - спросил он как-то Бекмана).
И если первым словом нашего ребенка является «мама», то первой песней, конечно же, та, где – зимой и летом зеленеет елочка, лошадка везет дровенки (что такое дровенки?) с мужичком, который срубит стройную красавицу (с экологией здесь как-то туго) и она в нарядном уборе придет к нам на праздник.
Интересно: мужик занимался всю жизнь чем-то техническим, пахал, пахал, никто не ценил, а сочинил между делом (на слова неведомой учительницы младших классов) для своих малых дочек песенку – и остался в памяти потомков. Но помнит ли кто о нем? Нет, песня – народная, а у народных песен авторов не бывает. Тем более – немцев.
«В лесу родилась елочка», конечно, не одинока. «Варяг» (тетка-полька отличилась», «Ой, полным полна коробочка» (Некрасов), «Катюша» (Исаковский), «Очи черные» – все гениальные примитивы и народные песни, к тому же. Казалось бы, раз есть шедевр, любимый всеми во все времена, то и автор их должен быть известен и почитаем всеми во все времена (Мы говорим Гамлет, вспоминаем – Шекспир, хотя его как раз, похоже, никогда и не было). Но нет, чем круче примитив, тем меньше мы помним его автора
… Почему?!
Может плюнуть на химию физику, вместе с математикой и сочинить шлягер какой?
А то гены шевелятся
….

28. Джордано Бруно

Особенностью живого ума является то, что ему нужно лишь немного увидеть и услышать для того, чтобы он мог потом долго размышлять и многое понять.
Джордано Бруно.
В Чехии с именем Ян Амос Коменский встречаешься на каждом шагу. Академия Коменского, колей Коменского, пивная – т.п. Столбы и стены метро пестрят его портретами. Коменский – знаменитый чешский педагог, учитель, просветитель, мыслитель, епископ евангелисткой церкви (17 век). Правда, он в Чехии не жил и учил кого угодно (поляков, шведов, венгров, голландцев), только не чехов. Но это – другой вопрос. Книг он написал великое множество, в основном - по педагогике. Есть и на чешском. Одна «Путь к свету» чего стоит. Учил он учил, но никого не выучил. Был у него один ученик, да и тот предал. В конце жизни Ян Амос только с ним и боролся. Иных врагов у него не было...
… Но я сейчас не об этом.
Просто хочу сказать, что быть в Чехии и не читать что-либо о Яне Коменском не возможно. Читал и я. И вот в одной книжке, посвященной Педагогу встретил некое отвлечение на Джордано Бруно. С какой стати автор вспомнил о нем – не ясно. Так, показал эрудицию. Он пишет: «С затаенным дыханием он (Коменский) слушал об открытиях астронома Вессалиуса и о судьбе Джордано Бруно, который был сожжен на инквизиторском костре за то, что хотел открыть людям глаза на Вселенную. Телескопы подтверждали правоту этого ученого». Какого именно??! Их вроде – два!
Хотел ли Бруно открыть людям глаза на Вселенную? Хотел! Но на какую Вселенную? У него были две навязчивые идеи: 1) На всех планетах существуют миры типа земного, т.е. растения, животные, люди. 2) Каждое общество имеет своего личного бога.
Ну, и какой из этих тезисов подтвердили телескопы времен Коменского? Какую- такую правоту ученого Бруно обнаружили астрономы? Где???!
Богов они видеть не могли, так что вторую идею откинем сразу. А лунатиков, марсиан, сатурнитян они видели??? Они, что, наблюдали строительство публичных домов на Венере, или променад по каналам Марса жигало – гондольеров с дамами?
Сомневаюсь как-то! Ничего эти астрономы-астрологи не видели в свою подзорные трубы. Ничего! И подтвердить правоту (точнее - завихренья мысли) Бруно ни как не могли.
Хорошо, то – темное средневековье, а сейчас наука подтвердила тезисы Дж. Бруно? Его идеи торжествуют? Не, ребята, все – наоборот. Опять же не берусь судить о богах (думаю все же что Бог, если и есть, то – один), но никаких цивилизаций в безграничном Космосе не обнаружено. То есть вообще ни одной. Никаких следов разумного. Мы – в абсолютном одиночестве. И Бог один. Грустно, но факт.
…. А теперь представим, что Бруно не сожгли. Фанатик получил полную свободу проповеди. Он стал Великим Инквизитором, римским папой, императором. Объездил весь мир, добром и пытками, внедряя в сознание людей идеи множества цивилизаций, религий и богов. Появились многочисленные последователи, созданы священные ордена, пошли крестовые походы во славу лунатиков. Нерадивых гимназистов порют по субботам за неверное толкование Учения. Идеи стали всеобщи, народ уверовал в справедливость правды Бруно. Но! Появились диссиденты (всегда найдется сволочь, думающая не так, как все). Вот уже над ними вершится суд, и они – идут на костры. А как же?! Одни – за свою правду, другие – за свою. Ура! Бунт подавлен! Удалось-таки открыть людям глаза на Вселенную.
Но! Не прошло и четырех веков, как человечество с удивлением узнало, что на Луне нет атмосферы, на Марсе – холодно, на Венере – жарко. И нигде – не то что цивилизаций, бактерий нет. Так, аминокислоты какие-то. Богов то же нет.
Представляете силу разочарованья? Верили, верили этому Бруно, а он наврал с три короба и сгинул. Вот и вся правда. Никаких телескопов не надо.
… Да, жаль мужика. Ни с того, ни с сего, повязали – и на костер.
А, может, правильно сделали?!

29. Защитники России

Акерман, Бархман, Бертман, Берхман, Гартман, Глейцман, Горман, Зальцман, Кауфман, Кетерман, Кильдерман, Лохман, Нейман, Опперман, Остерман, Фельдман, Фолькман, Хошман, Цедельман, Циндельман, Циммерман, Ширман, Штегельман, Штегман; Штрандман, Шульман...
Как ты думаешь, дорогой читатель, что за список пред тобой? Захоронения на Востряковском кладбище? Жертвы Холокоста? Список депутатов израильского Кнессера? Нет, нет и нет! Ты не поверишь, но тут вообще ни одного еврея нет. А Остерман, так тот вообще граф. Не понял?! Тогда другой список:
Адамович, Андропов, Барятинский, Бауман, Белинский, Белингсгаузен, Бенкендорф, Бердяев, Бородин, Буковский, Булгаков, Вагнер, Вейсман, Вознесенский, Воинович, Войнич, Врангель, Гессе, Глинка, Гогель, Голенищев-Кутузов, Гофман, Дельвиг, Зиновьев, Казакевич, Калашников, Каменев, Качалов, Керн, Козловский, Корнилов, Корчагин, Кошка, Крыжановский, Крылов, Лермонтов, Макаренко, Малевич, Мичурин, Миткевич, Набоков, Некрасов, Павлов, Писарев, Плеханов, Потемкин (полковник), Пушкин, Ребиндер, Рихтер, Сахаров, Станиславский, Суворов (прапорщик), Суслов, Сухово-Кобылин, Остерман-Толстой, Третьяков, Тургенев, Тухачевский, Уваров, Ульянов, Ушаков, Фигнер, Хлебников, Поручик Хрущев, Чаплин, Чеадаев, Чичерин, Шварц, Шемякин, Шмидт, Шуберт, Эмануэль, Янковский...
Знаменитые деятели науки и культуры России и некоторых друг стран? Нет! Это – однофамильцы. Просто дворяне. Суворов здесь, - прапорщик, а Хрущев – поручик. Толстой не просто Толстой, а Остерман-Толстой. Так как же эти два списка соогласовать? Кто и зачем объединил их в один? Теряешься в догадках? Тогда читай дальше:
Баумгартен, Беккер, Берг, Борграф, Бринкен, Будберг, Веймарн, Витгенштейн, Галлер, Гейденрейх, Гейс, Гельфрейх, Герштенцвейг, Гиммельштерн, Кипенау, Клейст, Клейнмихель, Кнобель, Корф, Крейц, Ламздорф, Ландингсгаузен; Левенштерн, Либштейн, Людвигсгаузен, Мантейфель, Мейендорф, Мейнбаум, Миллер, Мильфельд, Ольденбергер, Оффенберг, Рейзберг, Рейхмейстер, Розенфельд, Рот, Торнау, Унгернштернберг, Филенберг, Фитингоф, Фок, Фохт, Фридберг, Фурх, Шаренберг, Шлиппенбах, Шмидт, Штакельберг, Штоф, Штейнгель, Эльфельд...
Немцы, погребенные под Сталинградом? Ошибаешься!
Фон-Белли; фон-дер-Бриген, фон-Галлер, фон-Гун, фон-Дезен, фон-Димар, фон-Нагель, фон-Надвоен, фон-дер-Пален, фон-Паткуль, фон-Сидель Корф, фон-Татден, фон-Тольсдорф, Телль-фон-Сераскерн фон-Торнау, фон-Штаден, Эйзен-фон-Шварценберг. Бароны? Но чьи?!
Анжу, Маркиз де-Боасезон, де-Броглио-Ревель, Граф де Витт, Жомини, Жофруа, Мими, Пети, Девель-де-Русси, Месонье, Ренни, Граф Сен-При, Граф Толь, Рогатейн де-Граве, де-Витте, Де ла-Мезондор, Граф Сивере, Торнезие.
Французы? Отчасти! Ладно – томить не буду. На тебе родное:
Иванов, Петров, Сидоров, Бирюков, Смирнов, Соколов
Ну, сложил все списки в один? И что получилось? Глупость какая-то?! Нет! Никакая не глупость, а важнейшая вещь. Раскрываю карты – слушай внимательно. Это список Героев Русской Славы. Да, да, да! «Богатыри – не вы». Список участников войны 1812-го года. И не просто участников, а дворян-офицеров, раненных, убитых или награжденных. Знаменитая Галерея воинской славы из Храма Христа Спасителя, главного храма православия.
Сейчас мы с вами посетим нижний коридор Храма Христа Спасителя, предназначенный для крестных ходов. Одновременно он служит наглядным памятником славных событий Отечественной войны 1812 г. Если мы войдем в Храм через западные двери, то налево от входа на стене коридора увидим на белых мраморных досках Высочайший манифест от 13 июня 1812 года о вступлении французской армии в пределы России, а затем Воззвание от 6-го июля к народу Русскому об ополчении. Дальше с двух сторон коридора помещены в хронологическом порядке на мраморных досках описание 71 сражения, прошедшего на территории России в 1812 году. В таком виде: сражение такое-то, год, месяц и число, командующий войсками такой-то, участвовавшие войска и орудия, имена убитых и раненых в этом сражении офицеров и общее число выбывших из строя нижних чинов. Наконец, какие награды были получены за это сражение. Надписи расположены так, что заканчиваются на восточной стороне Храма, где помещены манифесты: об изгнании Наполеона из пределов России 25 декабря 1812 года, два благодарственных манифеста - один к Русскому народу, а другой - к Русскому дворянству за их усилия и жертвенность во время опасности для отечества; напротив горнего места - манифест о построении Храма Христа Спасителя в Москве в благодарность Богу и в память на века. По сторонам - манифест городу Москве и об учреждении медали в память 1812 года. По южной и западной сторонам, в хронологическом порядке и по тому же типу, расположены доски с описаниями 87 заграничных сражений, заканчивающиеся у западных дверей манифестами: о взятии Парижа, низложении Наполеона и о восстановлении мира в Европе. Над каждой доской, описывающей сражения, находятся величания Святым, память которых празднуется в день того или иного сражения.
Ну хорошо, герои, так герои. Но Боже мой, что же мы читаем?! Агранович, Адамович, Альбрехович, Анкудович, Базилевич, Бакуревич, Бартошевич, Богданович, Бункевич, Бутович, Буцевич, Ваготкович, Володкович, Гудович, Дазаревич, Делевич, Денисевич, Дойнатович, Душенкевич, Ефимович, Зинкевич, Игнатович, Кабитович, Казанович, Кантович, Капцевич, Каркузович, Кафтанович, Киркович, Концевич, Кононович, Криштофович, Кубитович, Кунцевич, Люткевич, Лясотович, Майдакоич, Милович, Пацукевич, Пашкевич, Петрашкевич, Плотинович, Пухович, Равич, Романович, Рынкевич, Силинович, Стахович, Стефанович, Урбанович, Федорович, Филипкович, Хребтович, Цитович, Чехович, Чишкевич, Шевич, Шастичвич, Якубович, Янкелич, Янович, Ясолевич.
«Белоруссы» какие-то, а то и поляки:
Бржезовский, Войцеховский, Гржегоржевский, Дерожинский, Доброшольский, Егущевский, Залошевский, Засецкий, Желвинский, Кержниновский, Кражновский, Крыжановский, Маньковский, Масальский, Мацкевич, Мощинский, Оган-Догоновский, Пенхержевский, Плескачевский, Подвыкоцкий, Подъяпольский, Полтарацкий, Потоцкий, Пржишевский, Пышницкий, Пуцыловский, Ржепецкий, Ржечиховский, Ружевский, Скарульский, Скугаревский, Спадовский, Сташевский, Хмелевский, Хржановский Цыбульский, Шестаковский, Шимановский, Шкляревский, Шляхта, Юзефович, Яновский, Яцковский...
А может, украинцы:
Брайко, Гаркушенко, Ловейко, Непейвода, Терещенко, Филипченко
Нет, все же итальянцы:
Броглио, Гизетти, Дементоза-Ботелло, Кампиони, Козелло, Паули, Поццо-ди-Борго, Поццо, Савоини, Сесаротти, Синодино
Это что же получается, господа хорошие?! Великими трудами мы восстановили храм, взорванный большевиками. Восстановили во славу русского народа, восстановили ради патриотического воспитания молодежи, чтоб она помнила героев-предков, чтоб она знала, что русские сильнее всех, именно русская нация победила французов и побьет всех, кто сунется. Но что же мы читаем на досках?! Я вам цитировал. И это – русское дворянство?! Это русские витязи?!
Хотя, пардон, пардон. Вот и Россия, вот и славяне:
Безумов, Белкин, Бобылев, Бык, Буренков, Воинов, Гнилосыров, Горихвостов, Горбунов, Горшков, Гусев, Дуб, Дубина, Дураков, Евреинов, Един, Емкин, Зайцев, Желтобрюхов, Живоглядов, Жук, Карасев, Кишкин, Котельников, Кувшинников, Кривицкий, Куроедов, Локтев, Лопата, Лубков, Медведев, Миляков, Монахов, Мотылев, Мордарьев, Пауков, Пересудов, Печкин, Писанка, Полуграбликов, Пышка, Рубцов, Рыбкин, Сарафанчиков, Скребков, Спиглазов, Телегин, Трубников, Трусов, Туманов, Урусов, Худолей.
Ну и фамилии, прости Господи, неуж-то для офицеров не нашлось чего-либо благороднее.
На досках – не только вояки, есть и жертвователи на войну:
купчиха Бородина, графиня Зубова, майорша Карамытева, прапорщик Зидербан, купцы: Абрамов, Андронов, лейб-медик Лодер, доктор Альбини, академик Ухтомский, профессор Лерхе, девица Извекова, жена балетмейстера Пик, вице-адмирал Вильсон, лакей Иванов и даже еврей Бармин (Один! И тот со славянской фамилией). То же – не поймешь кто. Ладно, идем дальше.
Альбрехт, Астермейер, Бак, Балк, Балла, Балгорн, Барклай-де-Толли, Бартош, Баумгартен, Бейгул, Бенардос, Беренс, Билерт, Бистром, Бицали, Бицаллий, Боден, Боллен, Ботвит, Бреверн, Бриммер, Брикот, Броун, Буксгевден, Бухгольц, Веймарн, Вигант, Винценгероде Вольф, Вульф, Гагемейстер, Гальберг, Гамен, Ганфт, Гарбуз-Барзиловский, Гартунг, Гедгафт, Гейдройц, Гербель, Гернет, Гирш, Глазенап, Грамбер, Гранберг, Гейсмер Гейнинг, Губерик, Губерт, Девент, Дейч, Делагар, Делефлер, Дибич, Довре, Ивелич, Кантакузен, Кемферт, Керк, Киркор, Клемент, Клепус, Кнорринг, Колманд, Котлубай, Кох, Коцебу, Кохиус, Крейтер, Крейц, Крон, Крутголер, Купфер, Ламберт, Леблэ, Майдель, Меккер, Метерних, Мецгер, Миллер, Михельсон, Модерах, Нарбут; Нейдгарт, Нестелей, Ниссер, Ольдекоп, Ореус, Остен-Сакен, Пален, Панцербитер, Паткуль, Пезаровиус, Перрен, Перрот, Петерсен, Пиллар, Принц Карл Мекленбургский, Прушан, Ралль, Рашвич, Реган, Реймер, Рейхмар, Ридигер, Риттер, Рихарт, Рогаль, Рот, Руммель, Сакен, Свиверс, Сивсей, Скалон, Скриба Станкер, Стеллих, Стессель, Тандефельд, Тилен, Трейша, Турпей, Фанден, Фессер, Фольтмейер, Франк, Фрейтаг, Фрицериц, Фрейнт, Фридрихе, Хитрово, Цитович, Чаплиц, Шевич, Шенк, Шлиттер, Шредер, Шрейдер, Штерц, Энгфельди, Ябшанский.
И это русские воины, русские офицеры, русский народ?! Да, как ни печально, похоже на то. Смесь мы взрывоопасная. Придется смириться, но – скорей на воздух. А то везде:
Абер, Аврахапуло, Адлерберг, Ампах, Андрэ, Арабс-Говен, Арауджио, Арловани, Арнольд, Арнольди, Ахте, Баич, Багговут, Балан, Бебе, Бем, Бенардос, Бенигсен, Бенкер, Бехтер, Биль, Бинерт, Блофиельд, Боде, Борн, Бордухало, Борш, Борщевский, Брандт, Брангаузен, Бренер, Брун, Будлер, Будьерг, Бутлер, Бутошал, Бухмейер, Ваддер, Вальмоден – Витт, Вейер, Вейс, Вейсе, Венер, Верю, Визенг, Викемеран, Винерт, Винстар, Винтер, Витт, Влодек, Вольфрамздорф, Вреде, Вуич, Гаган, Гамрат, Гарпе, Гебель, Гегерштет, Гейсмар, Гельфрейх, Гениг, Гернгросс, Герцог Виртембергский, Гинглад, Гиндлинс, Гине, Гинтофт, Глазенап, Гольц, Горнберг, Граф Де-Литта – Перетц, Грабе, Гревенец, Грейг, Грот, Гротгус, Гун, Гуналий, Гундиус, Гюбер, Дамич, Данненберг, Дебональ, Дебрюкс, Дебрюнольд, Деграве, Делакаст, Дельсаль, Демич, Деммах, Демор, Демотре, Дендорф, Депертес, Дернберг, Детерикс, Дидрихс, Диет, Дитерихс, Древич, Дрейслер, Дрентельн, Дризен, Дубельт, Енгельгардт, Жерве, Засс, Зауер, Зедделер, Зейдлер, Зирих, Игельштром, Изарн, Изенбек, Ипсиланти, Июгель, Катаржи, Кветка, Келлен, Керп, Киммель, Кирдан, Кирод, Клайпелос, Клейгельс, Клинберг, Книппер, Князь Гельфрейх, Князь Ипсиланти, Козен, Колен, Конче, Копп, Корнант, Корнер, Краммер, Крауз, Кригер, Кроссард, Круз, Крузе, Кун, Курсель, Кюперель, Ларме, Левиз, Ленгольд, Лесли, Левенштерн, Левиз, Лехнер, Либен, Лидере, Линдфорс, Липранди, Литке, Литта, Малюга, Манжурнет, Менден, Миллер, Миллер-Закомельский, Мейер, Меландер, Меларт, Мерлин, Моллер, Мортус, Мюхель, Набель, Немич, Нессельроде, Неубен, Нольде, Нотара, Нюбек, Околов-Кулак, Олифор, Орурк, Пассек, Петип, Пеше, Пешель, Пирх, Пихлер, Понсет, Прейс, Принц Евгений Виртембергский, Принц Павел Ольденбургский, Принц Филипстальский, Поль, Предимати, Прендель, Претр, Пфейшер, Радт, Рамштейн Рапатель, Реад, Ревен, Рейбниц, Рейс, Рейтерн, Рененкампф, Ренни, Ретинг, Рикард, Рисе, Розен, Савич, Саддам, Сасно, Сесемон, Сиверс, Силмаран, Стессель, Стиббе, Стоша, Стюллер, Сулима, Супберг, Сухтелен, Таубе, Тейгерт, Тимрот, Титенборн, Толь, Удом, Фалк, Фелд, Фермер, Фольц, Фонден, Фох, Франк, Фредберг, Фриде, Фридерикс, Фризе, Фрикен, Ценкер, Шевич, Шепинг, Шкамерда, Шкляр, Штаден, Штевен, Штемпель, Штиф, Штренге, Штруф, Шульц, Эбелинг, Эллерц, Эмме, Эренстольн, Эртель, Эсмойт, Эссен, Эхимзен, Якимах, Якобе, Ямниц, Янкай, Яшвиль...
Заколебали!
Одна радость: фашизм не пройдет!

30 Рассказ – чемпион

Господи, сколько же вранья я выслушал и вычитал в своей жизни! Охотничьи рассказы, сказки-байки, фантастика, научные статьи, речи политиков-экономистов, ответы студентов на экзаменах – и т.д. и т.п. Чего только не придумают в момент вдохновенья! А ведь рассказ – чемпион вранья очень прост:
- Бродим по лесу, дичь ищем, устали, сели отдохнуть, достали бутылку портвейна, а штопора нет!!! Ну, бросили ее в кусты, пошли дальше

31. Образ

К старости бабка Матрена осталась одна. Было у нее когда-то три сына, но двух забрала война, а третий в возрасте 15-ти лет сгорел вместе с избой. Матрена его особенно отличала и очень убивалась, что не может на него посмотреть, с ним поговорить-пообщаться. Даже карточки не осталось.
И вот однажды в деревню приехал художник. Московский, Николаев фамилия. Он бродил по округе с плоским ящиком, иногда открывал его и, присев на ближайшую кочку, рисовал покосившиюся скирду. Выходило очень похоже, но бесполезно. Мужику явно нечем было заняться.
Тут-то бабка и догадалась. Она собрала десяток яиц, творог, сметану и, прихватив крынку молока отправилась к москвичу. Там, низко поклонившись, она подошла к столу, разложила на столе снедь и предложила:
- Нарисуй мне погибшего сына.
- Фотокарточка есть?
- Нет! Ничего нет! - Как же я его нарисую?! Я же никогда его не видел.
- Ты художник? – спросила Матрена.
- Да!
- Тогда рисуй!
Художник задумался.
- Хорошо! Но расскажи мне, какой он был, как выглядел, что носил.
- Рыжий он был, обожал красные рубашки, играл на гармошке. Особых примет не было, а может и были, забыла я. Но ты рисуй, ты ж говоришь, что художник.
Проводив бабку, Николаев нервно походил по зале, потом подошел к мольберту, установил новый холст и стал быстро писать. Через некоторое время материализовался кусок избы, завалинка, на которой сидел рыжий кудрявый парень с гармошкой в руках. Садилось солнце, лениво текла мелодия, привлекая девок и все еще было впереди.
Утром Матрена глянула, и упала на колени.
- Он! – только и сказала.
Теперь красный угол ее избы получил завершение: два ряда икон, а под ними, на столе, обернутый полотенцем портрет. Всем им и молилась бабка. Перед сном, закрыв глаза, она видела как живых Иисуса Христа, Деву Марию, апостола Николая и Василия – сына своего третьего.

32. Тосты

1. "Свобода - осознанная необходимость". Так нас учили когда-то. Так завещал Ленин. Оказалось - списал у Маркса, Маркс - у Гегеля, а Гегель - у Спинозы. И то правда - лишь в воспаленном мозгу, утомленном талмудом, такое могло явиться. Смысла тезиса я никогда не понимал. Получалось, что если я не осознаю чего-то, то это чего-то для меня - обязаловка, а раз худо-бедно осознал, то - гуляй на свободе? А как, интересно, Спиноза определил бы понятие воли? В смысле желанья левой ноги...
Более разумное определение: "Свобода - пространство доступных альтернатив". Вроде все правильно: одно дело, если Витязь катится по рельсам, другое - стоит на перекрестке трех дорог с туманными перспективами и третье - если дорог двадцать, да у него еще и вертолет наготове. Опять же, одно дело, если он на коне и все пути ему доступны, и другое, если он пребывает на перекрестке в виде отрубленной головы. Ситуация рассмотрена в известной поэме. А у меня и дорог много и идти могу по любой. А не иду. Не хочу! Плевать я хотел на любое пространство. Пусть даже альтернатив.
Свободен я или нет???
Но не надо о грустном.
Как вы понимаете, поток торона из образца определяется числом транспортных путей, которое по мере нагрева, как правило, уменьшается (отжиг неравновесных дефектов), и доступностью этих путей для миграции (определяется коэффициентом диффузии, увеличивающимся при увеличении температуры по закону Аррениуса). Поскольку одна функция растет, а другая падает, то политерама эманирования имет форму пика (пик Бекмана).
Таким образом, эманационно-термический анализ по своей сути есть отражение принципа свободы и инструмент измерения динамики ее изменений.
И поднимая сегодня тост за процветание ЭТА, я пью за свободу. За свободу в макро смысле полной воли и за свободу в микро смысле диффузионного материаловедения. Стремитесь к подъему, но помните о падении.
Икар то же был свободен.
2. Как известно, апостол Павел никогда не видел Христа. Однако, временно ослепнув в пустыне, весьма проникся его идеями. И, прозрев, стал по всему свету распространять ученье, основав христианство. Убеждал всех, читая проповеди. И видать занимательно.
В Деяниях Апостолов описан случай.
Во время его лекции один слушатель заснул, свалился с балкона и сломал себе шею. Умер! Павел не растерялся, бросился к нему и оживил. Явив, заодно, чудо. Воспользовался случаем продемонстрировать близость к Богу.
Я предлагаю тост за учителей, читающих лекции без выпадений учеников в окна. Я предлагаю тост за учеников, способных воспринять учение без членовредительства. Я предлагаю тост за учителей, способных оживлять учеников, ломающих себе шеи на пути к Истине!
3. На нашей конференции мы прослушали серию докладов по диффузионным явлениям в полимерах. Была наглядно продемонстрирована роль дефектов, как ловушек, способных захватывать и объединять бродивший в одиночку диффузант. Понятно, что в монотонно-однородном течении конференции такой ловушкой является банкет. Мы заметно сконцентрировались здесь, причем совместно с дамами. На секциях их как-то не было видно. И надо сказать, что присутствие подруг заметно оживило окружающую среду. Поэтому мой тост естественен:
За прекрасных дам!
4. Как известно, домарксистская философия утверждала, что развитие цивилизации определяется климатом. В тропической жаре работать трудно и не нужно. Бананы-кокосы сами сверху падают – только рот разевай. Без работы же общество не развивается и члены его, как были дикарями, так дикарями и остаются. На севере климат суровый. Нужно все время думать о выживании. Не до изысков типа литературы или галантности к дамам. Снова общество не развивается.
Прогресс возможен только в умеренном климате.
Мы с вами не первый раз в экспедициях. Бывали в жаре и в холоде, но только здесь, под Ельней, в центре умеренного климата России, можем подумать о своем развитии. Тем более, что удалось избежать как панибратства, так и диктатуры.
Поэтому мой тост – За умеренный климат!
5. Если мы и дальше будем вместо выпивки говорить о науке, то посуда высохнет.
За что же стоит поднять наши бокалы? За шефов, учеников, финансирование, аппаратуру, удачную идею, смелый эксперимент? За большую зарплату? Все это важно, но не главное!
Однажды, мы так на пароходе пили за новое судно, за хорошего капитана, за удачную рыбалку, удачный поход. Но старый радист сказал: «Не это главное ребята! Главное, чтоб не высохло!!!». И действительно, зачем нам эта посудина, зачем хорошая погода, зачем трал и счетчики, если Море высохнет?! Если по дну Тихого Океана на джипе ездить будем? Как по Аральскому морю....
…. Так и у нас: не важна конкретика, важна наука, как поле деятельности. Поэтому выпьем:
Чтоб не высохло!


Hosted by uCoz